Главная > Поиски > ПРО БОГА - ДЛЯ НЕВЕРУЮЩИХ И ВЕРУЮЩИХ > К ВОПРОСУ О ПОЛИМОРФНОСТИ ОБРАЗА БОГА В ВЕТХОМ ЗАВЕТЕ

К ВОПРОСУ О ПОЛИМОРФНОСТИ ОБРАЗА БОГА В ВЕТХОМ ЗАВЕТЕ

Сравнение  отдельных текстов Ветхого завета  позволяет говорить о наличии в них трех «образов Бога», существенно отличающихся друг от друга... 

Е.Е. Щербина-Яковлева

Украинская  академия банковского дела

г. Суми

 

УДК 111 (058)

 

К  ВОПРОСУ О ПОЛИМОРФНОСТИ ОБРАЗА БОГА

 В ВЕТХОМ ЗАВЕТЕ

Сравнение  отдельных текстов Ветхого завета  позволяет говорить о наличии в них трех «образов Бога», существенно отличающихся друг от друга по своим когнитивным, коммуникативным, праксеологически-креативным характеристикам. Отличие между этими моделями выходит за рамки известного в науке противоречия между Элохвистом  и Яхвистом. «Образ Бога», зафиксированный в книге «Исход», по многом своим атрибутам не соответствует  каким бы то ни было локально- или межэтническим представлениям о «божестве».

 

Наличие в Ветхом завете двух различных наименований Бога –  факт, хорошо освещенный в библиеведческой литературе. Еще в начале ХУІІІ в. гильдесгеймский пастор Х.Б. Виттер обратил внимание на то, что в древнееврейском варианте Ветхого завета (Пятикнижии) Бог именуется в некоторых случаях  Элогимом, а других – Ягве (Иегова). При этом тексты, в которых использовано то или другое имя, явно распадаются на отдельные отрывки, в  каждом из которых имеются свои особенности повествования. Х.Б. Виттер   сделал из этого вывод, что в основе Пятикнижия лежат два различных литературных источника, которые созданы  различными авторами и впоследствии объединены Моисеем. Работа Х.Б. Виттера была опубликована небольшим тиражом и вновь обнаружена только  через 200 лет [ 4,  33 – 35].

Независимо от этой работы  в том же ХУІІІ в. лейб-медик Людовика ХІУ Жан Астрюк изложил теорию «Элогист – Иеговист»  в своем фундаментальном труде, который и стал основоположным  для историко-критического  изучения текстов Библии [1 , 126 – 254].

            Ж. Астрюк исходил из того, что Пятикнижие было составлено древнеиудейским пророком Моисеем. Начиная с 3 главы книги «Исход» в Пятикнижии описываются события, свидетелем которых был  сам Моисей. Что же касается книги Бытия и начальных глав Исхода, для их составления использованы по меньшей мере двенадцать различных источников (как древнееврейских, так и принадлежащих другим народам). Из них два источника являются наиболее важными, поскольку именно их компоновка обусловливает чередование в тексте имен Элогим и Ягве (Иегова).

          Библейские исторические повествования, в той или иной  степени подтверждаемые современными историческими данными, свидетельствуют, что в ХІ – Х вв. до н.э древнееврейские племена, выделившиеся из  обширной группы семитских племен кочевых животноводов, населявших Аравийский полуостров, разделились  на два больших племенных союза («царства») – Иудейское и Израильское, размещавшихся на территории Палестины.

 «Яхвист» считающийся  более древней книгой, был создан жрецами Иудейского царства. В этой книге существование Вселенной и жизнь израильтян связывается с Богом,  носящим имя Яхве (Ягве), Иегова. Значение имени Яхве (Иегова) исторически не вполне прояснено. «Еврейское слово Иегова, вероятно, особенная форма будущего времени от глагола хавах, т.е. быть…» Из этого следует, что имя Бога в данном случае расшифровывается как «Я есмь сущий», или просто «Я есмь», или «Он дает существование» Имя Иегова изображает его как Бога Завета, являющего себя в делах благодати [2, 45].

«Элохист» появился почти одновременно с «Яхвистом» в Израильском царстве.  Бог здесь именуется Элоха, или Элохим. Элохим – множественное число от Эль или Элоах. Эти слова означают «Могущественный», «Сильный»  или же «достойный почитания». В гл. 1 книги Бытие в ее подлинном тексте употреблено наименование  Элохим – “боги”  во множественном числе. То есть Вселенная создана не одним Богом, а многими. Эта деталь интерпретирована христианскими  теологами как доказательство того,  что уже древнеиудейский пророк Моисей “провидел троичность бога”.

Имя Элохим представляется обобщенным, абстрагированным наименованием Бога вообще.  Имя Яхве воспринимается как личное, более персонализированное, чем Элохим. Это приводит к утверждению о том, что в нем в большей мере отразился факт существования местного,  племенного божества древних иудеев.   Поэтому существует  мнение, что «Яхвист» возник в более раннюю эпоху, чем «Элохист»,

Объединенный текст Пятикнижия не мог появиться ранее УІІІ в до н.э., когда Израильское царство было покорено Ассирией и иудейские жрецы постепенно объединили в одну книгу Яхвиста и Элохиста. При  этом в объединенном тексте сохранились повторные изложения одних и тех же событий в двух существенно отличающихся друг от  друга вариантах.

Однако нам хочется обратить внимание на то, что уже в  первых книгах Библии («Бытие» и «Исход») отражены не два, а три различных образа Бога, существенно отличающиеся друг о  друга с точки зрения их внутренней когнитивной структуры. (При этом в данной статье мы совершенно не затрагиваем вопроса о том, что христианский  образ Бога имеет свою собственную специфифку, и в свою очередь дифференцируется на образ Бога-Отца, Бога-Сына  и Бога-Духа Святого).

 В любом тексте, описывающем некую духовную сущность (либо одухотворенное «существо»), отражаются  основные характеристики этой сущности: субстанция,  составляющая ее природу,  свойства субстанции (атрибуты),  а также те функции (виды активности, деятельности, действия,  взаимосвязи), которые осуществляет данная сущность.

Первый вариант  «образа Бога»:  глава 1 книги «Бытие».  Этот образ Бога может быть продуктом интуитивно воспринятых автором текста всеобщих физических (корпускулярно-волновых, полевых, энергетических, иформационных) свойств Вселенной. Созерцание процессов синергетической самоорганизации, ощущение интенциональности  процессов движения в природе закономерно приводит к неоднократному появлению подобных образов в истории мифологии: ведические мифы о Брахмане, древнегреческие мифы космогенеза .

Если вести речь о первой главе «Первой книги Моисеевой «Бытие»»,  то в ней образ Бога как бы полностью соответствует  всем  обозначенным  для реальной природно-информационной  (божественной) сущности  параметрам. Обозначена его духовная субстанция и атрибуты: неудовлетворенность состоянием существующего мира,  неустанная креативная деятельность, способность наименовывать вещи, оценивать их по физическим и эстетическим параметрам. Обращает на себя внимание  размеренность  периодов  его деятельности, наличие суточных ритмов в занятиях космотворением,  циклическая сменяемость  периодов креативной и оценочной деятельности.

 «В начале сотворил Бог небо и землю. Земля же была безвидна и пуста, и тьма над бездною, и Дух Божий носился над водою. И сказал Бог: да будет свет. И стал свет. И увидел Бог свет, что он хорош, и отделил Бог свет от тьмы. И назвал Бог свет днем, а тьму ночью. И был вечер, и было утро: день один. И сказал Бог: да будет твердь посреди воды, и да отделяет она воду от воды. [И стало так.] И создал Бог твердь, и отделил воду, которая под твердью, от воды, которая над твердью.  И стало так. И назвал Бог твердь небом. [И увидел Бог, что это хорошо.] И был вечер, и было утро: день второй. И сказал Бог: да соберется вода, которая под небом, в одно место, и да явится суша. И стало так.  [И собралась вода под небом в свои места, и явилась суша.]. И назвал Бог сушу землею, а собрание вод назвал морями. И увидел Бог, что это хорошо. И сказал Бог: да произрастит земля зелень, траву, сеющую семя [по роду и по подобию ее, и] дерево плодовитое, приносящее по роду своему плод, в котором семя его на земле. И стало так. И сказал Бог: да будут светила на тверди небесной [для освещения земли и] для отделения дня от ночи, и для знамений, и времен, и дней, и годов;  и да будут они светильниками на тверди небесной, чтобы светить на землю. И стало так. И создал Бог два светила великие: светило большее, для управления днем, и светило меньшее, для управления ночью, и звезды;  и поставил их Бог на тверди небесной, чтобы светить на землю,  и управлять днем и ночью, и отделять свет от тьмы. И увидел Бог, что это хорошо. И был вечер, и было утро: день четвёртый. И сказал Бог: да произведет вода пресмыкающихся, душу живую; и птицы да полетят над землею, по тверди небесной. [И стало так.]  И сотворил Бог рыб больших и всякую душу животных пресмыкающихся, которых произвела вода, по роду их, и всякую птицу пернатую по роду ее.  И увидел Бог, что это хорошо.  И благословил их Бог, говоря: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте воды в морях, и птицы да размножаются на земле.  И был вечер, и было утро: день пятый.  И сказал Бог: да произведет земля душу живую по роду ее, скотов, и гадов, и зверей земных по роду их.  И стало так.  И создал Бог зверей земных по роду их, и скот по роду его, и всех гадов земных по роду их. И увидел Бог, что это хорошо.  И сказал Бог: сотворим человека по образу Нашему [и] по подобию Нашему, и да владычествуют они над рыбами морскими, и над птицами небесными, [и над зверями,] и над скотом, и над всею землею, и над всеми гадами, пресмыкающимися по земле.  И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его; мужчину и женщину сотворил их. И благословил их Бог, и сказал им Бог: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею, и владычествуйте над рыбами морскими [и над зверями,] и над птицами небесными, [и над всяким скотом, и над всею землею,] и над всяким животным, пресмыкающимся по земле. И сказал Бог:  вот,  Я дал вам  всякую траву,  сеющую семя,  какая есть на всей земле,  и всякое дерево, у которого плод древесный, сеющий семя; –   вам сие будет в пищу;   а всем зверям земным,  и всем  птицам небесным,  и всякому [гаду,]  пресмыкающемуся по земле,  в котором душа живая,  дал Я  всю зелень травную в пищу.  И стало так.  И увидел Бог все,  что Он создал, и вот,  хорошо весьма. И был вечер,  и было утро:  день шестой» (Быт; 1 : 1 - 31) [3, 5 – 6].

 Мы специально привели столь длинную выдержку из текста, чтобы наглядно продемонстрировать, что в  этом тексте   полностью отражена структура поисково-ориентационной деятельности, характерная для любой саморегулирующейся  функциональной системы, которую американский нейропсихолог К. Прибрам назвал «системой ТОТЕ (Тест – Оценка – Тест – Результат». [6, 102 – 116;].  Когнитивная и практическая активность любого живого существа всегда реализуется как алгоритмическая последовательность процедур: сбор информации (тест) – анализ полученной информации (ее оценка с точки зрения исходной цели деятельности) – попытка применения информации в практической деятельности в соответствии с намеченной целью и оценка того, что получилось (тест) – достижение исходной цели.   Но точно так же работает и числовое программное устройство, например, распределение информации по файлам  в компьютере. Доказательство этого положения детально разработано коллективом сотрудников К. Прибрама [5, 163 – 184] ).

Поскольку  уже известно, что в первой главе Библии   идет речь о богах, а не об отдельном боге,  описанный процесс творения является коллективным. В таком случае он скорее должен быть понят как работа целого цеха, где идет хорошо налаженное производство и работает комиссия по проверке качества продукции. Но кто же такие Элохим? Характеристики их деятельности не позволяют дать четкого ответа на этот вопрос. Описанный способ организации деятельности может быть атрибутом   высшего живого существа, обладающего развитым головным мозгом, либо кибернетического устройства.

Непрерывный процесс творения, которым заняты Элохим в первый период существования мира, с позиции внешнего наблюдателя кажется симптомом психологического состояния экзистенциальной неудовлетворенности. Такое состояние представляется атрибутом разумного и эмоционального живого существа.  Следствием этого состояния является ненасытная креативная активность. Но такое восприятие текста может быть и привнесенным нами, читателями, неизбежно осмысливающими текст, основываясь на аналогиях с человеческой творческой деятельностью. Системосозидание может быть и  результатом реализации компьютерной программы.

 Кроме того, наречие  «хорошо», которое неоднократно  употребляется в книге «Бытие»  как оценочное для определения качества результатов творения, воспринимается читателями как эмоционально окрашенное, то есть получает сугубо человеческую трактовку. Однако  оно может обозначать и сугубо технологическое, конструктивное  соответствие достигнутого результата и программы. Таким образом, вопрос о природе  Элохим остается открытым.

Второй вариант  «образа Бога»:  глава 2 книги «Бытие».  После небольшой логической связки, которая необходима для перехода от книги к книге, но явно носит очень искусственный характер, а значит, вставлена в текст его компилятором («благословил Бог седьмой день, и освятил его…») (Быт. 2 : 3), начинается совершенно новое по своему характеру повествование о сотворении мира, где  создается образ Бога, резко отличающийся  от только что описанного.

История  создания мира в этом варианте укладывается в два стиха. Основное место в тексте занимает история создания рая,  напоминающая описание   приобретения земельного  участка   и разбивки  там парка:  «И насадил Господь Бог рай в Едеме на востоке, и поместил там человека, которого создал» (Быт. 2 : 8).  При этом в тексте содержится множество конкретных географических, растениеводческих, минералогических характеристик этого заповедника.

Сам Бог  в этом тексте характеризуется уже отнюдь не в роли всеобщей космической креативной силы. Он, скорее всего, является распорядителем заповедника, что в особенности подчеркивается наименованием «Господь», которое он впервые здесь получает. Выполняет он также и функции экспериментатора, который проводит биологические исследования в   условиях, «приближенных к естественным». Заповеднику необходим управляющий,   и осуществляется его «назначение на должность»:

«произрастил Господь Бог из земли всякое дерево, приятное на вид и хорошее для пищи, и дерево жизни посреди рая, и дерево познания добра и зла.  И взял Господь Бог человека, [которого создал,] и поселил его в саду Едемском, чтобы возделывать его и хранить его» (Быт. 2 : 15).

Им же разрабатываются инструкции, которые необходимы для  существования нового учреждения, в которых человек вооружается первыми регулятивами, ограничивающими его активность:

«И заповедал Господь Бог человеку, говоря: от всякого дерева в саду ты будешь есть,  а от дерева познания добра и зла не ешь от него, ибо в день, в который ты вкусишь от него, смертью умрешь» (Быт. 2 : 16 – 17).

 «Божественный» эксперимент в Эдеме далее расширяется по нескольким направлениям: а) путем  увеличения общего количества видов живых существ; б) путем стимулирования человека к созданию  новой коммуникативной системы –  вербального языка:

 «Господь Бог образовал из земли всех животных полевых и всех птиц небесных, и привел [их] к человеку, чтобы видеть, как он назовет их, и чтобы, как наречет человек всякую душу живую, так и было имя ей.  И нарек человек имена всем скотам и птицам небесным и всем зверям полевым...» (Быт. 2 : 19 – 20).

Сам Бог явно обладает антропоморфными признаками, он, прежде всего,  говорит и ходит, как обычный человек: «И услышали голос Господа Бога, ходящего в раю во время прохлады дня; и скрылся Адам и жена его от лица Господа Бога между деревьями рая» (Быт. 3 : 8).  Кроме того, он, очевидно, не является всевидящим и всезнающим, потому что ведет надзор за «кадровым составом»  и   задает вопросы Адаму и Еве самым обычным  способом.  Собственно говоря, его общение с Адамом и Евой больше всего похоже на беседу с провинившимися детьми,  но без обычной педагогической снисходительности.

 «И воззвал Господь Бог к Адаму и сказал ему: [Адам,] где ты?  Он сказал: голос Твой я услышал в раю, и убоялся, потому что я наг, и скрылся.  И сказал [Бог]: кто сказал тебе, что ты наг? не ел ли ты от дерева, с которого Я запретил тебе есть?» (Быт. 3 : 9 – 11).

Проблема природы двух загадочных деревьев, высаженных Яхве в Эдеме, привлекала внимание многих исследователей:  ведь от решения вопроса о том, что это за деревья,  зависит и понимание намерений самого Господа по отношению к человеку, и глубина тех изменений, которые произошли в первоначальном проекте земного существования вследствие человеческого «грехопадения».   Дж. Дж. Фрезером обсуждается распространенная  культурологическая концепция, в которой утверждается, что в книге Бытия слились две более древних легенды  о двух разных деревьях – древе жизни и древе познания. Сам же он формулирует идею о том, что в качестве «древа познания» на самом деле в Библии было представлено «древо смерти», и с «грехопадением» человечества следует связывать утрату им бессмертия [7, 32 – 33].

С нашей точки зрения, сущность «древа познания» может быть понята с учетом современных научных знаний о наркосодержащих растениях и о влиянии наркотиков на психику человека. Эксперименты  60-х гг. ХХ ст., в которых исследовалось влияние такого вещества, как ЛСД, а также других психотропных препаратов, показали, что на начальных стадиях их использования подобные вещества оказываются стимуляторами образного восприятия мира, уровня воображения и др. В земной природе имеются десятки наркосодержащих растений.  Вполне возможно, что «древо познания» выращивалось хозяевами Эдема для своих собственных целей. Тогда вполне понятными становится  следствие первой пробы психотропных веществ малоразвитыми пращурами. В одночасье   «стать, как боги»   они не могли, но вполне естественным является факт обнаружения ими «своей наготы», то есть физиологических ресурсов своей телесности.

В книге  «Исход»   создается третий по счету «образ Бога». Действующий здесь  Бог Яхве (Иегова) по всем своим атрибутам абсолютно не похож  ни на один из образов, созданных в книге «Бытия».  В первой главе «Бытия» многочисленные Боги были  представлены как  Духи, во второй главе  «Бытия» Бог выступает как Господь. В Исходе Бог прежде всего предстает в виде пламенного облака (Исх. 3 : 2). Далее в контактах с Богом постоянно фиксируются технические и языковые ограничения, ни малейших указаний на которые не имелось в книгах Бытия не имелось. Значит, эти контакты были не опасны для человека.  В книге же Исход постоянно подчеркивается,  что контакт с Иеговой является опасным для человека в самом прямом, физическом смысле. Это делает очевидным «сверхъестественную», как обычно думают,  а точнее –  просто неземную – физическую природу Иеговы. Но по всем своим свойствам это физическое, телесное существо, а уж никак не «дух».

Для того чтобы убедить Моисея в своих особых качествах, Иегова прибегает к демонстрации  серии физических процессов, которые традиционно воспринимались читателями Библии как «чудеса». Интересно, что в современных протестантских пропагандистских брошюрах активно используется прием объяснения этих «чудес»  с использованием полного арсенала современных научно-технических представлений.

Для того, чтобы сломить сопротивление египетского фараона, также используются средства никак не «божественного» плана, а те же «чудеса». Творящий их Моисей выглядит  факиром. Но Иегова, стоящий за его спиной – менее всего Бог-дух, Логос или Мировой Разум. Это обладатель сложных технических приборов, по мере необходимости вооружающий ими Моисея.

Интересны психологические характеристики Иеговы:  в его «личности» нет ничего похожего ни на  креативную космическую  устремленность Элохим из 1- главы Бытия, ни на патернализм и социально-педагогическую деятельность, описанную во 2-й главе. Ведущей характерологической чертой данного Образа Бога является политическая амбициозность. Это существо,  принимает на себя  роль вдохновителя, организатора, руководителя весьма мощного антиегипетского политического движения, где племена израильтян используются им в качестве движущей силы социальной революции, протекающей в форме «бегства из рабства».

Он никак не «всезнающ» и «всевидящ», как полагается быть Богу. В тексте Исхода фиксируется весьма странное обстоятельство: Иегова  не узнает  ночью своего собственного избранника – Моисея:  «Дорогою на ночлеге случилось, что встретил его Господь и хотел умертвить его» (Исх. 4 : 24). Жене Моисея Сепфоре  приходится помочь Иегове  опознать личность Моисея. Из содержания этого отрывка прямо следует, что Иегова плохо  видит в ночной темноте, подобно обычному физическому существу с физиологической дифференциацией  дневного и ночного зрения.  Он также не обладает и никакими особыми, «божественными» или экстрасенсорными  каналами восприятия для опознания друзей и недругов. Именно Сепфора, таким образом, определила ход будущего исторического существования не только еврейского этноса, но и в определенной мере всей  иудео-христианской ветви духовного развития  человечества.

В конце третьей  главы Исхода имеется очень странный, по крайней мере для разума современного читателя, фрагмент.

«И дам народу сему милость в глазах Египтян; и когда пойдете, то пойдете не с пустыми руками:  каждая женщина выпросит у соседки своей и у живущей в доме ее вещей серебряных и вещей золотых, и одежд, и вы нарядите ими и сыновей ваших и дочерей ваших, и оберете Египтян» (Исх. 3 : 21 – 22).

  Это наставление выглядит весьма подозрительно с морально-правовой точки зрения.   Его  невозможно правильно понять, если не учитывать «лакунарности» морали (а также и закона)  в эпоху родоплеменных отношений: морально-правовое «отклонение», недопустимое по отношении к соплеменнику, полностью оправдывается в том случае, если оно проявлено по отношению к члену недружественного племени. Очевидно, что Иегова – отнюдь не носитель «абсолютной» морали.

Таким образом, сопоставление основных атрибутивных характеристик, которыми наделяется Бог в отдельных текстах ВетхогоЗавета, позволяет говорить о наличии трех качественно отличающихся друг от друга моделей. «образа Бога». Две из них, составляющие  образы Элохим и Яхве  в книгах Бытия, являются вполне традиционными для мифологического сознания различных народов, и реально отражают в своей специфике различия в уровне развития  духовной культуры древней Иудеи и древнего Израиля. Что же касается третьей модели, то многие ее характеристики выходят за рамки «обычных» представлений о локально-племенных или  межплеменных божествах, либо вообще не соответствуют каким бы то ни было представлениям о «божестве».

ЛІТЕРАТУРА

  1. Астрюк Ж. Предположения о первоначальных источниках, которыми,  видимо, пользовался Моисей //  Происхождение Библии (Из истории библейской критики). Ветхий Завет. – М.: Наука, 1964. 
  2. Библейский словарь. Энциклопедический словарь / Сост. Э. Нюстрем. – Торонто, Канада. – Мировая Христианская Миссия. – 1989.
  3. Библия. Книги Священного писания Ветхого и Нового Завета. – М.: Изд. Московской Патриархии. – 1976. 
  4. Крывелев И.А. Основные этапы развития исторической критики Ветхого Завета  // Происхождение Библии (Из истории библейской критики). Ветхий Завет. – М.: Наука, 1964. 
  5. Миллер Дж., Галантер Е., Прибрам К. Программы и структура поведения. Подробное описание модели Т-О-Т-Е. – М.: Центр НЛП-тренинга. – 2000.
  6. Прибрам К. Языки мозга. Экспериментальные парадоксы и принципы нейропсихологии. –  М.: Прогресс, 1975.
  7. Фрезер Дж. Дж.  Фольклор  в Ветхом завете. – М.: Политиздат. – 1989. 

 

SUMMARY

E.  Scherbina-Yakovleva. To  the question about polymorphic appearance of God  in an Old testament.

Comparison  of same  texts of the Old testament  allows to talk about a presence in them three «appearances of God», substantially different from each other on the cognitive, communicative, pracseological  and  creative descriptions. A difference between these models is beyond known in science the contradiction between Elokhvist  and Yakhvist. «Appearance of God», «Escape» fixed in a book, after a great deal falls  short of the attributes what that was not local-ethnic  or common-ethnic   pictures of «Deity».

Рукопис надіслано до редакції 17.12.2007.

 

 

Щербина-Яковлева  Е.Е. К вопросу о полиморфности образа Бога в Ветхом Завете // Сучасна картина світу: природа, суспільство, людина.  Збірник наукових праць. – Суми: ДВНЗ “УАБС НБУ”, 2008. – С.6 – 14.

© 2010 olena.scherbina.sumy.ua | Design by metamorphozis.com. | Powered by Lubimy Site